Пять женщин рассказали пять историй, завязка в которых одна – рак молочной железы – самый распространенный и агрессивный вид онкозаболеваний. Но для каждой из наших героинь этот диагноз стал вызовом, а не ударом. Мама двенадцати детей, одна из первых украинских моделей рассказывает о своей борьбе с раком молочной железы. И эта третья история проекта "Они сильнее рака", в которой нет слез и отчаяния. Есть движение и понимание того, что в борьбе с болезнью можно себе помочь, если действовать, а не чувствовать себя жертвой.

На Ирине: платье и кардиган – Mallmen; подвеска "Ангел" – Enamel&Beauty

В 90-х Ирина снималась для первого украинского глянца, телевидения, участвовала в конкурсах красоты. Мечтала о сильном красивом муже и большой дружной семье. Все так и вышло: Стас, 12 замечательных детей – лучшая семья. Живут в трехкомнатной квартире, получают сотни поздравлений к праздникам и никогда не ссорятся. Как говорит Ирина, ссоры в их доме – табу: не конфликтуют ни папа с мамой, ни дети. В этом и состоит смысл большой семьи.

О болезни

Как вы понимаете, я всегда вела здоровый образ жизни, чувствуя ответственность за детей. И обследование груди проходила ежегодно, даже однажды стала героиней социальной медицинской кампании: «Я потрібна своїм дітям, тому я проходжу скрінінг». И ни разу обследования ничего не показали. Но как-то, после кормления младшего, я нащупала у себя уплотнение, которое мне сразу не понравилось. Оно не было похоже на те, что появляются в период грудного вскармливания. Но на УЗИ ничего плохого не заподозрили и отпустили на полгода. Когда же я пришла снова, уже получила направление на дополнительное обследование, чтобы исключить онкологию. И снова мои опасения не подтвердились.

Я отправилась на маммографию. А там – настоящий конвейер из пациентов: врач спешит, кричит, так что вероятность погрешности высока. Конечно, снова – ничего. Возможно, другая бы на моем месте успокоилась и выдохнула. Но мне было важно исключить малейшее подозрение и удалить эту опухоль. Тогда я была уверена, что доброкачественную. Но то ли недобросовестные обследования, затянувшиеся на полгода, то ли агрессивность опухоли привела к диагнозу «рак молочной железы 2 степени».

Ия Слабинская, онкопсихолог: Как люди справляются со страхом онкологии? Одни, например, стремятся «задружить со своим врагом» – больше узнать об онкологических заболеваниях, пройти профилактические обследования, и «подстелить соломку», там, где можно. Они следят за своим питанием, занимаются спортом. Их страх является их же защитником. Другие же, наоборот, избегают всего, что связано с онкологией по принципу «глаза не видят – сердце не болит». К сожалению, такая страусиная позиция по отношению к онкологии опасна. Вы можете отрицать рак как явление и болезнь, но он все равно, к сожалению, будет существовать в этом мире, независимо от ваших мыслей, уровня медицины в стране и вашего финансового состояния. Я, как психолог, понимаю, что мысли о раке могут быть весьма болезненными, пугающими и доводить до панических атак. Но есть очень большая вероятность того, что ранняя диагностика позволит от него избавиться навсегда.

На Ирине: платье и кардиган – Mallmen; ботинки – "Хамелеон"

Такого удара я не испытывала никогда. Тем более, что абсолютно была уверена: у меня рака нет. И даже не столько волновалась за себя, сколько переживала за детей. Понимая, что нужно их подготовить, сперва поговорила со старшими, затем мы вместе объяснили младшим. Никто не рыдал и не причитал. И мне как-то даже легче стало. «Так, маме понадобится парик. Какой покупаем?» – сменили тему старшие дочки. Я только потом узнала, что они собрались в своей комнате и весь вечер проплакали.

О лечении

В Киевском онкологическом центре обошлись без церемоний. Врач мгновенно распечатала список медикаментов и говорит: «Как купите – приходите». Я заглянула в список, а там десятки наименований! Спрашиваю, неужели мне все это понадобится? У меня 12 детей – каждая копейка на счету! Но мне лишь ответили, чтобы я очередь не задерживала. «Бегите по фондам», –  такой был совет. Так началась история моего лечения.

Я отправилась в Национальный институт рака. Там уже с большим пониманием отнеслись к моей проблеме, сразу направили к главному врачу, пообещали помочь лекарствами. Но особым оптимизмом здесь не веяло: «Настройтесь на то, что можете не выздороветь». Для меня же было важно все-таки выздороветь.

В беде не оставили подруги, подключились и благотворительные фонды. Сейчас прохожу химиотерапию и чувствую улучшение, врачам, как понимаю, удалось все вернуть на первоначальный этап. Не обошлось без двух операций. Думаю, что лечение продлится до января, а там лишь останется поддерживающая терапия, хотя все будет зависеть от средств. Знаете, я верю в выздоровление и чувствую огромную поддержку семьи, поэтому могу сказать, что морально абсолютно здорова. Осталось найти деньги и выздороветь физически. И поверьте, ради детей я выживу.

Ия Слабинская, онкопсихолог: Для многих людей понимание того, что они не в состоянии оплатить лечение, если такое предстоит, является решающим, чтобы отказаться от профилактической диагностики. Но, как говорится, одни люди ищут возможности, а другие отговорки. Поверьте, я знаю сотни примеров, когда люди смогли собрать на лечение суммы, о величине которых ранее было страшно подумать. И я знаю примеры, когда значительная финансовая помощь приходила от совершенно незнакомых людей. Сейчас многие пациенты пошагово описывают свой опыт собирания денег на лечение. Если кто-то с этим справился, то вам это тоже будет по силам.  Согласитесь – дорогу осилит идущий, а не тот, кто побоялся заблудиться на маршруте и не пошел никуда!

О семье

Мой Стас – музыкант, саксофонист и моя любовь с первого взгляда. Я сразу поняла, что он станет замечательным мужем и прекрасным отцом, хотя мне пришлось поработать над этим. Я выдержала жесткую конкуренцию, ведь барышень у него было много. Понимая, что нужно стать лучшей, я очень старалась. И мне это удалось. Думаю, если бы у меня была возможность начать жизнь сначала, я бы снова его выбрала. А в ситуации с раком он показал себя настоящим мужчиной, все взяв на себя: и семью, и поиски средств. Можете представить себе, как семья с двенадцатью детьми может оплатить лечение в 688 606 гривен? 

Ия Слабинская Онкопсихолог, когнитивно-поведенческий консультант Член Международного психоонкологического сообщества (IPOS) Участница Международной группы по проблеме страха рецидива рака (IPOS FORwards)

Ира молодец! Она понимает, что сейчас важно не уходить в «пещеру» своих чувств. В различных социальных сетях создано много групп по интересам для общения онкопациентов – как открытых, так и закрытых. Если вы не знаете как их найти – расспросите других пациентов с вашим диагнозом об этом. Кто-нибудь обязательно вам подскажет их названия. Общение с другими пациентами может дать вам то, что вы так ищете – воодушевление, позитивный настрой, хорошее настроение, поддержку, советы по реабилитации и питанию, информацию о проходящих мероприятиях – школах пациентов, психологических группах, мастер-классах и многое другое, то, что поможет вам легче пережить все тяготы лечения и настроиться на выздоровление.

Мои старшие девочки связались с фондами, разослали письма на телеканалы и в газеты. О нашей семье стали писать, говорить. Так у меня появилась надежда, что нужная сумма будет собрана. Сейчас осталось 143 000 гривен. Конечно, для нас это неподъемно, но я надеюсь, что мне помогут. Нам помогут. Я уже на пути к выздоровлению, так что силы бороться есть.

Помочь Ирине можно, перейдя по ссылке.

Реквизиты благотворительного фонда "КВИТНА":
№26002056215903 в Столичной ф-лии ПАО КБ 
ПриватБанк» в г. Киеве,
МФО 380269, ЕГРПОУ 40395596.
Назначение платежа: добровольное пожертвование

Уриэль Штерн Основатель Благотворительного фонда "КВИТНА"

Ирина - первая женщина, которой фонд "Квитна" взялся помочь. Точнее, именно ее история и вдохновила нас на создание этой благотворительной организации. Благодаря вам, мы спасем ее и других женщин фонда. Но если рассматривать проблему рака глобально, то, думаю, решить ее можно, страхуя женщин от рака молочной железы с обязательным условием – ежегодным прохождением маммографии и обследованием у специалиста. Мы подсчитали: 10 долларов в год могут спасти всех женщин от рака груди. Всего лишь ДЕСЯТЬ долларов в ГОД. Но для этого в Украине нужно создать прозрачный честный страховой фонд.

За помощь в организации съемок благодарим Самый большой магазин украинских брендов в мире Всі. Свої.

Фотограф Dasha Tenditna

Стиль: Ирина Дронова, Ольга Ипатова, Наталья Пасечник