Марихуана – запрещать нельзя легализовать: интервью с психиатром Тиной Берадзе

Недавно в Грузии Конституционный Суд принял эпохальное решение о декриминализации марихуаны. Значит ли это, что Тбилиси превратится во второй Амстердам, и какими будут последствия для общества от такого решения? О медицинском и социально-политическом аспекте легализации марихуаны беседуем с известным психиатром Тиной Берадзе.

– Тина, большое спасибо, что согласилась поговорить на эту тему.

– С большой радостью! По иронии судьбы, буквально на днях проходила гарвардские курсы по наркозависимости для психиатров, так что ты очень вовремя ко мне обратился с таким предложением. А за нашей с тобой Родиной всегда пристально слежу, поэтому с большим удовольствием отвечу на все вопросы.

Тина Берадзе – известный врач-психиатр, психотерапевт, медицинский психолог, член Ассоциации выпускников Медицинской школы Гарвардского университета, глава Наблюдательного совета международной благотворительной организации «Инициатива за психическое здоровье». Доктор Тина имеет большой опыт работы в США, Австрии, Грузии и Украине. Автор научных и популярных статей, лекций, телевизионных и радио выступлений. 

Читайте также: ТИНА БЕРАДЗЕ: ЛЕКЦИЯ ДЛЯ ПАЦИЕНТОВ С ОНКОЛОГИЧЕСКИМ ДИАГНОЗОМ

– Как ты восприняла новость о декриминализации марихуаны в Грузии?

– Безусловно, положительно! Потребление марихуаны не должно быть поводом для преследований. К этому пришел весь прогрессивный мир, и мне очень приятно, что это делает и Грузия.

– Если в Амстердаме можно отведать брауни с канабисом, значит ли это, что вскоре появится хачапури с марихуаной, который свободно можно будет купить?

– Нет, конечно. Кстати, тот факт, что в Амстердаме ты можешь поесть кекс или брауни с коноплей, вовсе не значит, что марихуана там легализована. Ее можно продавать, но не выращивать. Поэтому, то, что произошло в Грузии – это всего лишь первый, но очень важный шаг. Легализация марихуаны подразумевает выращивание, сбыт и продажу марихуаны и ее продуктов.

– Я, кстати, недавно вернулся из Амстердама, и каких-то толп курящих траву там так и не увидел…

– И не увидишь. Как это ни парадоксально, но в Голландии уровень потребления марихуаны один из самых низких в Европе. Если в Америке почти 50% людей в возрасте от 15 до 64 лет хотя бы раз в жизни употребляли марихуану, то в той же Голландии – 22-24%. Во Франции действует очень жесткое законодательство по отношению к марихуане, а количество людей, которые хотя бы раз ее употребляли, достигает 42%!

– То есть, ты хочешь сказать, что, если марихуану разрешить, то к ней попросту пропадает интерес?

– Да. Это опыт многих стран, не только Голландии. Запретный плод всегда сладок, и как только вы устраняете наказание, то это становится не так интересно.

Здесь еще играет роль поведение человека, которое во многом определяется биохимическим субстратом. Теории зависимости сейчас пересматриваются, появляются новые данные, на основании которых строятся совершенно иные подходы к терапии той или иной зависимости. Как это хорошо показали канадцы, уровень дофамина у наркомана повышается тогда, когда он начинает думать об очередной дозе, а не в момент, когда он употребляет наркотик. Как раз-таки в момент потребления дофамин стремительно падает. Это иной взгляд на механизм развития зависимости, который послужил одним из поводов для создания новой концепции лечения наркозависимости. Наркоману постепенно снижают дозу, и в какой-то момент наркотик полностью убирают. И это прекрасно работает!

Тина Берадзе

Читайте также: КАК СПРАВИТЬСЯ СО СТРАХАМИ И ФОБИЯМИ

– Появляется все больше данных о терапевтических свойствах марихуаны. Не связана ли с этим мировая тенденция по декриминализации и легализации?

– В том числе… Ты знаешь, какая проблема в Америке? Там на каждом шагу врачи прописывают опиаты. Огромное количество людей принимают обезболивающие, а ежегодно в стране регистрируются тысячи смертей от передозировки обезболивающими препаратами. Марихуана также является обезболивающим, но действует она совершенно иначе, и на физическом уровне при грамотном потреблении не приводит к таким побочным эффектам. Поэтому в нескольких штатах марихуана легализована. Если тебе нужна марихуана, есть места, где ты можешь купить чистый продукт…

– Что ты подразумеваешь под чистым продуктом?

– Марихуана, которая не обработана химически. К сожалению, на черном рынке, главным образом, присутствует именно химически обработанная марихуана. Ее, например, обрабатывают формальдегидом. Делается это для усиления эффекта и более быстрого привыкания. Формальдегид является канцерогеном и вызывает рак. Химически обработанная марихуана – опаснейший продукт, с которым нужно бороться.

В странах, где легализована или хотя бы декриминализована марихуана, химически обработанного продукта крайне мало. Там нет черного рынка. Это очень важно понимать, перед тем, как кричать о том, что с легализацией мы все станем наркоманами!

– А станем?

– Чушь полная. Стал ли ты алкоголиком от того, что выпил бокал вина? К слову, алкоголизм – проблема куда страшнее. К моему большому сожалению, но Украина одна из лидеров по потреблению спирта на душу населения. Сколько разрушенных семей, сколько несчастных детей в нашей стране от алкоголя. А как врач, я тебе скажу, что алкоголизм не лечится. Все, что мне удавалось, это ремиссия. У кого-то короткая, у кого-то длинная, после чего человек срывался и начинал пить снова. Даже при героиновой зависимости человека можно спасти, поскольку у наркоманов нет такой сильной деградации личности. Я, как врач, все еще могу зацепиться за личность наркозависимого и найти мотивацию на излечение. У алкоголиков это практически невозможно.

Я бывала в странах, где 90-летние жуют кокку и каждый день употребляют марихуану в разных видах, но эти люди не наркоманы! Почему человек становится наркоманом – это совсем отдельная тема для разговора. Если коротко, то это просто способ избежать очень  серьезной внутренней неразрешенной проблемы. Просто так люди не становятся наркозависимыми, и от того, что в вашей стране в аптеке или кофешопе появится марихуана, я тебя уверяю, наркоманов больше не станет.

– Но в обществе все же есть опасение, что с легализацией мы утеряем контроль над потреблением марихуаны…

– Наоборот. Это сейчас у нас нет никакого контроля. В стране процветает черный рынок. Это как с сухим законом, когда в стране было катастрофически много смертельных случаев от отравления некачественным алкоголем. В США в период сухого закона процветала алкогольная мафия, для которой такой закон был просто золотой жилой.

Когда марихуана легализуется, у общества появится возможность рассмотреть этот продукт под микроскопом. Это значит, что в стране появятся стандарты для этого продукта. Ты банально можешь отправить купленный образец на экспертизу, нет ли там дополнительных химических веществ, усиливающих эффект, или, возможно, там слишком много пестицидов.

Тина Берадзе

Читайте также: ИЗ НАРКОТИКОВ В ЛЕКАРСТВА: ПОТРЯСАЮЩИЕ СВОЙСТВА МАРИХУАНЫ

– То есть, криминализация марихуаны контрпродуктивна?

– Конечно! И это только один аспект данной проблемы. А представь, сколько времени тратит полиция и суды из-за закона о криминализации потребления марихуаны? Сколько на это государство выделяет денег! А ведь все это время и ресурсы можно было направить на борьбу с реальной преступностью.

Ну, и, наконец – криминализация не выгодна с экономической точки зрения. Легализация создаст новый рынок. Появятся ниши, в которых будут заняты люди. Это выращивание, сбор, сбыт и продажа медицинской марихуаны. Государство будет иметь от этого налоги. В выигрыше будут все, кроме, конечно же, тех, кто сидит на потоках черного рынка.

Дмитрий Исаев
Дмитрий Исаев Кандидат биологических наук, эксперт в области нейрофизиологии

Марихуана интересна, прежде всего, тем, что не имеет таких страшных побочных эффектов. Передозировка практически исключается. Есть исследования, где лабораторным животным вводили дозу канабиноидов, которая в 40 тысяч раз превышает допустимую норму. С крысами ничего не случилось, кроме того, что они заснули на 3 суток. Но потом с ними все было в порядке.

– Ты ожидаешь, что в Грузии в скорости будут эти положительные изменения?

– Пока нет, поскольку легализации там не произошло. Вот, если государство пойдет дальше, то непременно да. Из-за искаженной информации в СМИ, многие подумали, что сейчас можно приехать в Грузию и покурить травы. Нет, это не так. Вам просто за это ничего не будет.

–  Как думаешь, Украина последует примеру Грузии, и если да, то как украинское общество это воспримет?

– Мне сложно ответить на этот вопрос. Реакция общества в Украине, как мне кажется, будет не такой радикальной, как в Грузии, поскольку в Украине не так сильны позиции церкви. Сейчас грузинская церковь активно противится этим изменениям, а эта институция (церковь, ред.) имеет очень большое влияние в стране.

С другой стороны, пока я не вижу почвы в Украине для принятия соответствующих законов. Говорить о легализации марихуаны можно только тогда, когда в стране проведены реформы в правоохранительной сфере и в медицине. У нас слишком много других проблем, и я думаю, что вопрос о марихуане пока не встанет. А ведь легализация медицинской марихуаны помогла бы многим тяжело больным людям, которые нуждаются в обезболивании. Говорю я это с большой грустью, поскольку в данном вопросе мы ведем себя фарисейски, делая вид, что у нас просто нет этой проблемы.

Тина Берадзе

Читайте также: МАРИХУАНА ОСТАНОВИТ РАССЕЯННЫЙ СКЛЕРОЗ?

– Хорошо, что ты упомянула о церкви. Как ты знаешь, грузины очень религиозны, и у меня возникла конспирологическая мысль, не является ли это решение Конституционного суда своеобразной заготовкой для возникновения противостояния в обществе?

– Все может быть, но я думаю, что здесь у определенных людей просто появился экономический интерес. Если Грузия пойдет по пути пошаговой легализации, это значит, что уже есть заинтересованные лица, которые будут заполнять эту нишу. Если Грузия действительно в этом смысле превратится в своеобразный Амстердам на Кавказе, то учитывая ежегодный рост количества туристов, стране это принесет немалую прибыль.

– А готова ли Грузия к такой трансформации?

– Ты знаешь, я в 90-х представить не могла, что всего через несколько лет о Грузии будут говорить, как о маяке демократии и стране с самыми прогрессивными реформами. Я очень много думаю об этих трансформациях в Грузии, и мне кажется, что те изменения, которые провел Саакашвили в 2004-2012 годах, существенно опережали общественное представление о жизни. Проще говоря, этот человек (Михаил Саакашвили, ред.) сильно опередил время, и сейчас Грузия догоняет ту планку, которую он поставил.

В первую очередь легализацию марихуаны поддерживает молодежь. А реформы в Грузии главным образом делались именно для молодых людей. Школьники и подростки впервые увидели перспективу для себя, когда сумели поступить в вузы без блата, а только лишь благодаря своему упорному труду в школе.

В нашем обществе произошли феноменальные изменения, и это решение Конституционного суда Грузии я рассматриваю лишь, как логическое звено в цепочке необходимых изменений, которые приблизят Грузию к современному цивилизованному пространству. Я специально взяла с собой стенограмму заседания Суда в Грузии, где в решении черным по белому написано – «Потребление марихуаны является действием, защищенным правом свободного развития личности». В середине мая на улицы вышли десятки тысяч молодых людей против политики государства в отношении свободы выбора граждан. Тогда СМИ окрестили происходящее в Грузии как "Клубная революция" - явление небывалое для всего постсоветского пространства. 

Готова ли Грузия? На первый взгляд может показаться, что не готова. На этой почве в стране разгораются нешуточные противостояния. Но в то же время я считаю, что это вполне нормально, ведь такие трансформации всегда сопряжены конфликтами.

– Как думаешь, смирится ли церковь с легализацией марихуаны?

– Нет. Для церкви в Грузии такие явления ущербны. В стране, где батюшка освещает iStore, легализация марихуаны выглядит настоящей дьявольщиной.

Это серьезный конфликт в обществе, но мы через это должны пройти. К сожалению, церковь в Грузии является одним из серьезных факторов, мешающих нормальному развитию общества. Эта институция заинтересована в своей власти, и политический истеблишмент вынужден их поддерживать. Не нужно идти далеко за примером, ты ведь знаешь, что недавно Премьер Грузии ушел в отставку из-за дела об убийстве подростков? Прокуратура покрывает настоящих преступников, из-за чего на улицы вышли десятки тысяч людей. А недавно стало известно, что в этом деле замешан и сын священника. Кто-то показал этого священника?! Кто-то назвал его имя?! А в отставку уходит премьер… Нет, я признаю тот факт, что в разные периоды истории Грузии церковь играла положительную роль, и благодаря церкви мы, может, и выжили как нация, но сегодня у нас совершенно другие задачи и цели, и здесь сама церковь должна реформироваться и пересмотреть свои подходы.

Фото: Эдуард Крижановский 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: