Мы уже рассказывали о том, как реанимации пытаются сделать комфортнее для детей (Родственников пустили в реанимации: что дальше Часть 2). А как обстоит дело со взрослыми пациентами? Ученые доказали, что само пребывание в палате интенсивной терапии каждый четвертый переживает как… изнасилование или стихийное бедствие. Как же лечить тела людей так, чтобы потом не пришлось восстанавливать их психику?

Проект "Защита достоинства пациента"

Реанимация – это место, где многих людей возвращают к жизни, где выхаживают почти безнадежных, где врачи выполняют свой долг. Но для пациентов гудящая непонятная аппаратура, болезненные и инвазивные манипуляции, осмотры группами стажеров и интернов, само беспомощное состояние и отсутствие одежды – все это запоминается, как угрожающая среда, где не стоит ждать уважения к частной жизни. Например, недавно американские ученые из Университета Джона Хопкинса доказали, что пребывание в реанимации вызывает симптомы посттравматического стрессового расстройства у каждого четвертого пациента. Причем в большинстве случаев настолько же тяжелого, как у тех, кто пережил бомбардировки и жертв изнасилования. Также они подсчитали, что четверо из пяти пациентов находятся там временно, а не из-за того, что прощаются с жизнью. Двое из пяти – люди трудоспособного возраста, которые унесут в жизнь осадок от пребывания здесь.

Долгое время считалось, что поделать ничего нельзя. Мол, ранят опасные состояния здоровья и радикальные способы лечения, а миндальничать не получится – важнее жизнь спасти. Но сейчас западные медики не открестились от этой информации словами: «Это же все для блага пациента».

В Европе, США и Канаде сейчас развернулась целая кампания: сделать реанимацию не такой шокирующей. Новшества назвали проектом в защиту достоинства пациента отделения интенсивной терапии. Например, в Калифорнии (США) именно на эти цели выделили $ 30 млн. Здесь считают, что все окупится: потеря достоинства приносит огромный вред людям, которые, выздоровев, возвращаются в общество, поэтому на социальном уроне такой вклад оправдан. Пока что в разных странах ввели три новшества, касающиеся реанимации.

Не прикасаться без разрешения

Конечно, это не означает, что пациента не будут лечить без его собственного разрешения: ведь нередко он по состоянию здоровья просто не может осознать, что с ним происходит. Но рядом обычно находятся близкие, с которыми можно поговорить. А ведь раньше медперсонал автоматически относился ко всем подряд больным как к лишенным сознания. Пациенты вспоминали, как среди ночи им втыкали иглу капельницы в руку или делали укол, ничего не объясняя и не подготавливая. В любой момент кто-то из медперсонала, уборщиц может зайти в палату, что-то делать, разговаривать между собой. Многие врачи, подходя к пациенту, начинают ощупывать его живот, ни разу не взглянув в глаза и не представившись. И это – в изначально «прозрачных» европейских клиниках интенсивной терапии. В результате у пациента исчезает ощущение безопасности, он начинает ощущать себя не личностью, а объектом манипуляций.

Чтобы исправить это, теперь перед началом каждой манипуляции родственникам и по возможности самому пациенту будут сообщить о том, что будет делаться и зачем. А прежде чем прикоснуться к человеку, спросят его разрешение или хотя бы подготовят, объяснив, зачем это делается. Также дважды в неделю руководство реанимаций будет собирать обратную связь от родственников пациентов о чувстве безопасности у пациента и деликатности медперсонала.

Узнать человека, а не тело

- У меня не было родителей, воспитывал дедушка, поэтому его смерть стала большой трагедией, - рассказывает киевлянка Алина Мельник. - Сообщила об этом мне сотрудница реанимации: "Ваш дед скончался. Жаль его, забавный был старичок". Хотя этими словами она хотела меня подбодрить, они резанули и отзываются болью до сих пор. Для меня он был фактически папой, заботливым, добрым, очень интересным человеком. До 80 лет он преподавал в вузе. Но для врача, которая видела дедушку несколько недель больным и беспомощным, он был всего лишь "забавным".

Такая проблема существует во всех отделениях интенсивной терапии. В реанимации - тяжелобольные пациенты, многие из которых находятся под сильнодействующими успокоительными препаратами, некоторые с измененным состоянием сознания, расстройствами памяти и мышления. Из-за этого здесь медперсонал намного чаще, чем в обычных палатах, видит тело, чем человека. Казалось, это неизбежно... Но недавно в США ввели новшество ради повышения уважения к пациенту. Родственников в обязательном порядке просят принести биографию больного и фотографии разных периодов его жизни. Иногда все это в электронном виде просто закачивают на гаджеты. Медперсоналу достаточно 15-20 мин, чтобы узнать о профессиональной деятельности пациента (даже если он пенсионер сейчас), хобби, жизненном пути. Впервые это правило начало работать в медицинском центре "Бет-Израэль", и уже довольны результатом. Оказалось, что медсестры и врачи стали намного деликатнее, и все это без материального поощрения и дополнительных внушений.

Вести «дневник памяти»

Иногда коматозные состояния (речь идет не только о классической коме, но и различных состояниях, в которые часто впадают пациенты реанимации) создают очень яркие сны или галлюцинации. Пациент уверен, что за это время случилось немало событий. Так, например, недавно вышедший из комы человек рассказал удивительное о памяти. Когда больные восстанавливаются, эти воспоминания мешают их психологическому благополучию.  Сейчас, когда медсестер обязали заботиться не только о физическом, но и о душевном здоровье больных, об этом тоже позаботились.

Один из вариантов – вести разборчивые записи медсестрам и родственникам, чтобы пациент заполнил пробелы памяти. В них - не  медназначения и история болезни (для этого есть другие документы), а все важные моменты, которые происходили за время пребывания в отделении интенсивной терапии (например, пациенту сделали операцию, пришел в сознание, впервые поел, приезжала проведать внучка итд). 

В Украине до подобных услуг еще далеко. Но опыт западных стран показывает, что нам есть куда развиваться в этом плане. И тогда даже после тяжелых болезней человек легче сумеет восстановиться и выйдет из всех испытаний по-прежнему психологически здоровым.

Вам будет интересно:

Должен ли врач любить пациента? За и против 

Общеобязательное медицинское страхование в Украине: что это значит